+7 (351) 900-12-60

В немецком издании TAZ 17 сентября 2021 вышла статья об экологии Челябинска

22 сентября 2021 Facebook
Инна Хартвич имеет российские корни.
 
Родилась в Орске, откуда маленькой девочкой в 1992 году с родителями уехала из страны. Ее тетя, проживает в России и больна. Они считают, что главная причина ее болезни экология.
 
Ей очень хочется, чтобы в России люди жили как в Европе. Пили чистую воду, дышали свежим воздухом.
 
Предлагаю Вашему вниманию оригинал и перевод статьи. Об экологии и о политике.
 
Благодарю Igor Kinas за помощь в переводе статьи.
 
Почти нечем дышать
 
В российском промышленном городе Челябинске люди борются с экстремальным загрязнением окружающей среды. Некоторые противостоят политической апатии.
 
Прислушивается к заботам жителей: кандидат Елена Вахтина (в синем пальто) Фото: Инна Хартвич
 
ЧЕЛЯБИНСК, taz | Елена Вахтина на мгновение сияет. Она выглядит расслабленной. «О, - говорит она на вечернем солнце, - вот и я». На плакате на обочине дороги женщина с темными волосами, яркими серьгами и в розовом блейзере смотрит на пейзаж. Там написано: «Вахтина Елена, избирательный округ 189».
 
Её баннер особенно выделяется среди прочих, потому что почти все продвигают представителей правящей партии «Единая Россия». Плакат оппозиционной партии - редкость в Челябинске. Город с населением 1,2 миллиона человек находится чуть менее, чем в 1500 км к востоку от Москвы. Челябинск известен в России своей тяжелой промышленностью, а в мире - метеором, упавшим в близлежащее озеро восемь лет назад.
 
Елена Вахтина выступит против партии Владимира Путина «Единая Россия» на парламентских выборах в эти выходные. 45-летняя женщина, муниципальный депутат Челябинска, сейчас баллотируется в Госдуму. Она сторонница защиты окружающей среды. Со своим лозунгом «За чистый воздух» она вошла в список «Коммунистов России», потому что «я верю в людей, а не в партии», как она говорит.
 
Ей нужны финансовые ресурсы партии для избирательной кампании, это избавляет ее от трудоемкого процесса сбора подписей, чтобы получить доступ к выборам. Как боец-одиночка она далеко не уйдет. Ее не беспокоит левый популизм отделившихся от компартии коммунистов России.
 
С пятницы Россия избирает свой парламент три дня. Это бессодержательный выбор. Люди, когда их об этом спрашивали, часто махали рукой, как бы отгоняя надоедливую муху. Однако для политической элиты важно сохранить статус-кво. Она нервно раздает денежные подарки пенсионерам и солдатам, превозносит семейные ценности или быстро ремонтирует улицы.
 
Тем не менее, люди продолжают говорить: «Нам нечего выбирать».
 
Но однажды Елена Вахтина решила для себя, что ей нужно что-то решать. Что она хочет выбраться из «десятилетиями натренированной беспомощности», как она называет апатию многих россиян. В то время ее восьмилетний сын находился в клинике после футбольного матча из-за упавших ворот со сломанным черепом, и никто из властей не хотел расследовать происшествие.
 
Та, кто хочет показать свое лицо
 
Её шансы попасть в Думу невелики. Как и все в оппозиции, она это знает. «Но что-то должно измениться, и в какой-то момент это произойдет».
 
Итак, в среду вечером она едет на своем темном Subaru по деревенской улице от Садового, бывшего сельскохозяйственного испытательного участка местного университета. Здесь она хочет показать свое лицо, хочет сказать: «Я здесь, я задаю вопросы, я требую ответов». Две дюжины деревенских жителей обратились к ней как к местному депутату, чтобы она могла получить представление о незаконной свалке недалеко от их домов. «Никто нас не слышит», - говорят они и показывают Вахтиной промышленный мусор на полях, штабели пластиковых отходов в открытых мешках, развороченную землю.
 
«Мы едва можем дышать, когда здесь горит мусор», - жалуются люди. Вахтина знает, каково это, когда не хватает воздуха, чтобы дышать. Это все в Челябинске знают.
 
Когда-то город был главным центром торговли чаем и зерном. Небольшое местечко у подножия Урала, богатое сырьем в окрестностях. В 1930-е годы прошла индустриализация. Заключенным ГУЛАГа и немецким военнопленным также приходилось помогать строить, добывать полезные ископаемые и возводить городские районы вокруг заводов. Челябинск, от башкирского слова, означающего «благородный», стал заводским городом, местом, которое существует только потому, что существуют предприятия.
 
Поездка на машине через Металлургический район займет четверть часа. Заводские трубы упираются в черное небо, тут и там стоят градирни, вдали приходят в упадок старые фабричные постройки, земля окрашена в ржаво-коричневый цвет, на крышах заброшенных домов без окон растет трава. Отвалы иногда достигают высоты пятиэтажного дома. «Это территория, на которой можно снимать фильмы о конце света», - говорит предприниматель, зарабатывающий на жизнь переработкой промышленных отходов. Заводы обеспечивают выживание города и делают людей больными. До сегодняшнего дня.
 
Земля 1000 загрязненных озер
 
Страдает не только загрязненный воздух, но и почва, и вода. Они страдают еще больше с тех пор, как медный завод всего в двенадцати километрах от города начал уничтожать природу. Сотни тысяч подписей не смогли остановить строительство компании в Томинском.
 
Надежда Вертяховская всё ещё носит желтую сумку с надписью «стоп» против завода. Химик на пенсии, однажды выступила она против диких парковок на газонах своего города, а позже боролась с вырубкой леса в городском бору. Сейчас она борется за чистую воду. Окрестности Челябинска называют «краем 1000 озер», но многие из этих озер загрязнены.
 
Дымка серо-желтого тумана: Смог в Челябинске Фото: Наиль Фаттахов / imago
 
Водохранилище, расположенное всего в трех автобусных остановках от квартиры пенсионерки, полно сине-зеленых водорослей, а темно-зеленая пена толщиной в несколько сантиметров прибивается к пляжу. Официальные документы указывают на отсутствие загрязнения. «Информационная политика катастрофична. Многие вещи скрываются от нас», - говорит она спокойным голосом. Вертяховская собирает пробы воды, снова и снова пишет письма, обращается в суд.
 
Между тем из Челябинска уезжают прежде всего молодые люди, её дочь тоже работает в столице. Немало оппозиционеров сейчас живут за границей. Репрессии режима не заканчиваются и на Урале. Защитница окружающей среды знает, какая упорная борьба ведется в этом гнетущем городе. Тем не менее, она не хочет сдаваться. «Власти рассчитывают, что нам надоест эта изнурительная деятельность. Для меня это принципиальные вещи». Она идет по городскому бору, глядя вдаль. «У нас сегодня небольшой ветерок, кроме того врач сделал мне укол гормона. Как хорошо я могу дышать!"
 
Ядовитый туман вызывает астму
 
Когда дует западный (правильно восточный) ветер, город окутывает густой серый туман. Солнце вдали мерцает как неясный желтоватый шар. Глаза слезятся, в горле першит, на языке появляется сладковато-металлический привкус, в голове стучит. Власти называют это состояние «неблагоприятными метеорологическими условиями» здесь, в котловине у подножия гор.
 
В некоторые ночи выбросы с заводов отчетливо видны. Говорят, если вы высунете руку из окна, она станет пыльной. Многие дети страдают астмой. Концентрация формальдегида в прошлом месяце превысила допустимый максимум в 2,5 раза, сообщает гидрометеорологический центр города. Также растут и уровни диоксида серы, угарного газа, аммиака, фтороводорода, диоксида азота и даже сероводорода. Это высокотоксичные газы, которые челябинцы вдыхают каждый день, и против которых упорно борются местные политики, такие как Елена Вахтина, и активисты, такие как Лев Владов.
 
«Я родился здесь, вырос здесь и, наверное, настолько привык к этой грязи, что не чувствую ее», - говорит 29-летний Владов, идя по пешеходной зоне своего города. Иногда из уличных динамиков можно услышать щебетание птиц, настоящие птицы уже давно улетели. «Наш город базируется на чрезмерной эксплуатации природы и ценных полезных ископаемых. И мы, челябинцы, не понимаем, кем хотим быть », - говорит он.
 
Когда Владов ходит по улице в ярком пальто, его всегда приветствуют молодые люди, некоторые просят автограф. Владов известен в городе своими жесткими нападками на губернатора и мэрию Челябинска в социальных сетях. Правящая партия «Единая Россия» имеет власть здесь и на региональном уровне.
 
Владов хочет рассказать гражданам о том, где они живут, и как на этой территории, которая на самом деле не предназначена для людей, можно улучшить качество жизни с помощью проектов, которые уже давно являются частью общего городского пейзажа в других регионах мира: городские зоны отдыха, езда на велосипеде, электромобильность.
 
Образованный инженер-строитель называет себя «челябинским урбанистом» и использует фотографии и видео, чтобы объяснить, что такое градостроительство. Он критикует недавно открытую набережную, которая ведет в никуда. И он неоднократно призывал сделать город безбарьерным для пешеходов.
 
«Цель каждого молодого человека здесь - иметь свою машину. Но этого не может быть», - говорит Владов. Помимо грязи с заводов, добавятся еще выхлопные газы от автомобилей.
 
«Здесь в Челябинске что-то не так»
 
В начале 2000-х тогдашний мэр хотел положить конец пробкам в городе. Для так называемой дорожной революции он безжалостно вырубал деревья, а тротуары должны были уступить дорогу автомагистралям. Городские транспортные магистрали до сих пор выглядят так, как будто здесь взлетают и приземляются самолеты.
 
Город вытянутый, общественный транспорт простаивает. По широким улицам проезжают шаткие троллейбусы и ещё более шаткие трамваи.
 
«Мы видим разрушения, но ничего не делаем», - говорит молодой урбанист и говорит, что многие в городе считают Челябинск «неудобным местом, где люди работают и страдают».
 
Но, размышляет он, критические вопросы возникают только во время путешествий. Льву Владову было 23 года, когда он продал компанию по ремонту электроники, которую он основал несколькими годами ранее, и отправился в путь по всему миру: во Францию, Италию, Германию. «Это был мой ключевой момент», - говорит он. «Я стал осматриваться и понял: здесь, в Челябинске, что-то не так».
 
Он бродил по городу пешком, спотыкался о разбитые бордюры, расстраивался из-за заборов, которые возводят вдоль улиц, иногда даже двойными рядами. И набрал десятки тысяч подписчиков в социальных сетях. Теперь у него есть небольшое архитектурное бюро, и он вместе с единомышленниками реализует градостроительные мини-проекты.
 
Но он не хочет говорить о выборах. Переход в политику для него тоже не вариант. Он считает, что как активист может сделать больше, чем как политик. В конце концов, в России «депутат» - скорее ругательное слово.

Ссылка на оригинал: https://taz.de/Parlamentswahl-in-Russland/!5799611/